11 октября 2017 23:01

Секс есть: Как пресса разговаривала о нём с подростками в СССР


Просмотров: 1352
Aa

Текст: Елена Догадина

В РОССИИ ДО СИХ ПОР СУЩЕСТВУЕТ НЕГЛАСНОЕ ТАБУ НА РАЗГОВОРЫ О СЕКСЕ и чаще звучат едва ли не официальные призывы к воздержанию. Пуританство, помимо прочего, досталось нам в наследство от СССР. Правда, даже в Советском Союзе с подростками о сексе пытались говорить несколько раз. Разбираемся, как с этим справлялась подцензурная советская пресса.

 

От «вступающего в брак» до подростка

В 1920-е годы в СССР отношение к сексу переживает либеральный перелом. Не осуждают свободные половые связи, даже порицают попытки одного из партнёров привязать другого к себе: «Вы товарищи», «Ты на неё прав не имеешь», «Ты не должна связывать его и лишать общественной жизни», — писали в 1923 году в официальной партийной газете «Работница».

В газете публикуют и статьи о половых органах женщины с иллюстрациями, рассказывают о менструациях с призывом не бояться их и при необходимости обращаться к врачу. Пресса спокойно пользуется терминами: если статья посвящена половым органам, значит, там будут слова «влагалище», «матка», «менструации», «климакс». «Женский журнал» развенчивал мифы о дефлорации (как мог, конечно), ужасался, как варварски раньше относились к первой ночи: «Первое сношение сопровождается у девушки разрывом девственной  плевы (дефлорация). В древности этот акт считался отвратительным… И действительно, это есть в некотором роде проявление садизма мужчины. У некоторых народов (китайцев, некоторых африканских народов, у народов в Индии) это считается настолько позорным делом, что совершение его оплачивается деньгами. У некоторых диких племён Африки и Азии существует обряд обрезания девушек, который производится жрецом в праздник весны».

Говорили в журнале и о том, что стоит изменить отношение к девственности: «Женщины европейских стран, для того чтобы избавить себя от возможного уродства и избежать боли и страданий в столь значительный момент жизни, производят до брака рассечение девственной плевы при помощи небольшой операции, сделанной врачом. Для нашей страны это дело будущего. Но я думаю, что современная новая женщина (на дворе 1927 год. — Прим. ред.) не отстанет от европейской женщины в этом отношении: немало уже изжила она диких обычаев и предрассудков в области половой жизни. Взятое от врача свидетельство о производстве этой операции всегда устранит могущий произойти конфликт».

 

 

«Не следует, беседуя с детьми по вопросам личной жизни человека, без крайней необходимости затрагивать область интимных отношений», — цитирует Макаренко «Работница» в 1956 году

 

Казалось бы, при чём тут подростки — подобные статьи были посвящены вступающим в брак и тем, кто потенциально готов к этому. Но возрастом, когда было допустимо вступать в брак, в те годы считались шестнадцать лет у женщин и восемнадцать — у мужчин. То есть советы провериться на инфекции перед сексом с новым партнёром, знать всё о менструации и не бояться гинеколога были рассчитаны именно на подростков. Последовавшие за этим десятилетия молчания возвели эти вопросы в ранг табу и для детей, и для взрослых.

Постепенно возраст вступления в брак увеличивается, сексуальное образование направлено уже не только на молодожёна, но и на обычного подростка и становится задачей семьи. «Не следует также, беседуя с детьми по вопросам личной жизни человека, без крайней необходимости затрагивать область интимных отношений. Тут надо проявлять большую сдержанность и чуткость, — цитирует Макаренко «Работница» в 1956 году. — Но если всё же у молодёжи возникают вопросы этого характера, надо на них ответить. С юношами беседовать об этом лучше отцу, с девушками — матери».

Здесь прослеживается и чёткое гендерное разделение в вопросе воспитания детей. Вместе с утверждением «что может дать отец, по простым естественным причинам не может дать мать» меняется и сам подход: мальчиков и девочек нужно воспитывать по-разному. Сексуальное воспитание подростков при этом до восьмидесятых годов остаётся очень ограниченным.

 

 

1001 вопрос о…

«Долгие годы мы недооценивали влияние полового воспитания, сексологии на нашу жизнь. Добились завидных результатов. Помните передачу по телевидению, когда одна из участниц телемоста авторитетно заявила: „В нашей стране секса нет!“? А может быть, пора перестать быть ханжами? Ну должны же мы, наконец, признать, что и в этой области — говорю о сексологии — мы отстали от реальной жизни?»

Это статья под философским названием «1001 вопрос о…» в газете «Работница» за 1988 год, то есть в разгар перестройки. Несмотря на то что целевой аудиторией этих статей становятся взрослые, авторы уделяют детям и подросткам отдельное внимание, которое потом выльется в рубрику «Подружка». 

Для начала авторы очертили круг проблем, с которыми новому поколению предстояло разобраться. «Вспомните, только честно, когда впервые вам захотелось узнать, как устроен человек противоположного пола? Да-да, совершенно верно: в четыре-пять лет, — писали в газете. — Но если воспитательница детского сада что-то заметит, она, начисто забыв о своём детстве, начнёт при всех стыдить ребятишек. <...> Вот вам и первая ошибка в половом воспитании. Естественное желание, а можно сказать, потребность малышей узнать, как устроен человек, и за это стыдят, воспитывая тем самым неправильное восприятие человеческого тела, так и первого, порой подсознательного, влечения к противоположному полу».

Вопросов у подростков накопилось очень много. «Почему мне хочется закрыться в ванной и открыть „кружок умелые ручки“? Почему я панически боюсь, что об этом узнают родители? Только совсем недавно, сам не понимаю, как так вышло, поговорил с отцом и узнал, что у него, оказывается, было такое же. Представляете, у моего отца! Мне после разговора с ним перестало хотеться заниматься „кружком умелые руки“. Что я, дурак, что ли? Вот влюблюсь, будет у меня всё в порядке. Разве не так? И о поллюциях я теперь всё знаю, а раньше пугался, нервничал, думал, я безнадёжно болен…»

 

 

«Почему мне хочется закрыться в ванной
и открыть „кружок умелые ручки“?
Почему я панически боюсь, что об этом узнают родители?»

 

Автор недоволен тем, что родители смущаются вместо того, чтобы передать информацию детям — дети и подростки узнают обо всём от сверстников. «Да и взрослые в своей компании любят „потравить“, кто, когда и как… Вот и получается: дети — между собой, взрослые — между собой, а в результате…»

Конечно, утверждать, что о сексе в это время заговорили сразу, спокойно и полно, неверно. Например, автор «Работницы» открывает исследование Игоря Кона о гомосексуальности: статистика говорит, что у 48 % опрошенных мужчин хотя бы раз был секс с мужчиной, у 37 % — с оргазмом. В связи с этим предлагается просвещать мам, бабушек и жён: «Не только они должны знать о подобных явлениях, но они должны уметь их предотвращать и уметь тактично (а этому можно научить!) вести себя в подобных ситуациях». Тем не менее, несмотря на гомофобную позицию, в заключение автор призывает отменить уголовную статью за мужеложество: якобы это страшная болезнь и людям с ней надо помогать, а не сажать в тюрьмы.

На эту статью приходит много отзывов, в том числе такой: «Ваш журнал читают и взрослые женщины и подростки. Думаю, что новая рубрика о половых отношениях вредна! Нравы у молодёжи сейчас и так невысоки, а ваши статьи её совсем развратят!» Комментировать их вызвали научного сотрудника кафедры психотерапии Центрального ордена Ленина института усовершенствования врачей, кандидата медицинских наук Александра Владимировича Гришина, который отметает все сомнения в необходимости сексуального просвещения, особенно для подростков. Следующие два разворота он подробно объясняет, что такое эрекция, половой член, эрогенные зоны, коитус, фрикция, эякуляция и так далее. На претензии он отвечает просто: литературы на эту тему мало, то, что есть, устарело и неверно. И вообще, пресса не самое популярное чтиво у подростков. Так что если уж у них появляется настолько срочный вопрос, что они открывают для этого «Работницу», значит, пришло время узнать.

 

 

«Подружка»

Спустя год в журнале появилась специальная рубрика для подростков «Подружка». На 99 % она наполнена «девичьими» советами — но оставшийся процент берёт на себя ответственность просвещать подростков в вопросах секса, правда, куда менее откровенно и прямолинейно, чем раньше. Первым автором, рассказывавшим о сексе в подростковой рубрике, стал Вацлав Соколюк. Он окончил Варшавский университет по специальностям «психология» и «педагогика», много лет работал в молодёжной консультации развития семьи и был одним из авторов «Первого учебника по сексу для школ». Цензуру книга прошла лишь частично: её не стали преподносить как учебник, чтобы она не получила доступ в школы. Допустимыми польский автор считает только гетеросексуальные контакты, а мастурбацию и «тем более гомосексуализм» считает менее естественными формами сексуальной активности, которых можно избежать, если заниматься сексом с любимым человеком.

При этом автор призывает девушек не переживать из-за девственной плевы, мифы о которой развенчивает и по нынешним меркам радикально. «Даже если считать, что оно (девичество. — Прим. ред.) имеет ценность в жизни человека, отсутствие его не должно влиять на оценку девушки, тем более служить поводом её осуждения. Не следует требовать от девушки объяснений или оправданий. Если юноша считает, что девичество должно быть сохранено до брака, того же надо требовать и от себя, и вообще ясно представлять свою позицию в этом вопросе». Также Соколюк призывает ответственно подходить к первому сексу, не заниматься им под нажимом окружающих и под действием алкоголя.

 

 

Автор даёт советы девушкам и юношам: первых призывает быть готовыми
к дискомфорту при потере девственности, вторым рассказывает о согласии

 

Он требует не лицемерить в отношении подростков и девственности («Все исследования показывают, что большинство людей начинают коитальную активность до вступления в брак, что следует понимать как констатацию факта, а не аргумент») и дать подросткам доступ к контрацептивам.

В статье приводятся советы по поводу первого секса из учебника. Автор советует подросткам выбрать подходящее время и не ждать, что всё сразу получится идеально: паре нужно время, чтобы узнать друг друга. Отдельные советы он даёт девушкам и юношам: первых призывает быть готовыми к дискомфорту при потере девственности и обращаться к врачу, если что-то пойдёт не так. Вторым рассказывает о согласии («Постарайся понять опасения своей девушки и не пытайся сломать их силой»), призывает быть решительным, но не грубым и не отстраняться от партнёрши после секса: «В том, насколько ты будешь способен посвятить себя ей, и проявятся твое мужское начало и зрелость». В случае неудачи автор советует подросткам не обвинять друг друга и не впадать в отчаяние, а спокойно попробовать понять её причину и при необходимости посоветоваться с кем-то более опытным и компетентным.

 

 

Противоречивые советы

Статьи для подростков, вышедшие в «Работнице» в конце 80-х и в 90-х годах, таким образом, содержат довольно противоречивый набор установок. С одной стороны, подросток конца восьмидесятых должен был быть снабжён контрацептивами (их выдавали по рецепту врача) и информацией о заболеваниях, передающихся половым путём. Знать, что партнёр, который возмущается отсутствием крови на простыне, не прав; владеть базовой информацией о сексе. С другой стороны, подростки не должны были мастурбировать (так якобы развивается крайняя степень нарциссизма, и ты будешь возбуждаться только от себя самого), а юноши — заниматься сексом с партнёрами своего пола (несмотря на то что почти у половины мужчин в стране был такой опыт).

Пресса не искала «удобных» слов и прямо говорила о тех, кого считает виноватыми. Например, в ответ на письмо двадцатитрёхлетней девушки из Ташкента о том, что муж пришёл в ярость, не увидев крови на простыне, опубликовали следующее: «Отчаяние молодой женщины понять нетрудно. Она страдает. И виноват в её страданиях муж. Он не знает того, что девственная плева различна по своей прочности, и случаи, когда она не рвётся при первой же близости, не так уж редки. Плева растягивается постепенно, и окончательный разрыв происходит спустя некоторое время. Может и вовсе не наступить. Если бы муж Рано и многие другие мужья позаботились о своём сексуальном просвещении, подобных ситуаций не было бы».

 

 

Пользоваться методом прерывания акта
в целях контрацепции нельзя не потому, что это ненадёжно, а потому что это «негативно сказывается на психике мужчины»

 

Тем не менее, пока в газете рассказывают о контрацепции, а редакция возмущается тем, что «дама, занимающая высокий пост в медицине» наотрез отказывается говорить о половой жизни подростков, советы остаются гетеронормативными и полными сексистских стереотипов. Например, в материале о проблемах в сексе, рассчитанном на более взрослых женщин, просят «не идти к мужу в постель в бигудях и халате». Пользоваться методом прерывания акта в целях контрацепции нельзя не потому, что это ненадёжно, а потому что это «негативно сказывается на психике мужчины, так как его внимание сосредоточено на том, чтобы ни в коем случае не допустить эякуляцию».

Можно сказать, что о сексе с подростками в СССР серьёзно говорили лишь дважды — в 1920-е и в 1980-е. В советах подросткам было много консервативного мракобесия, но внимание всё же пытались концентрировать на здоровье и безопасности, приводили статистику заболеваний, а подросткам старались дать недостающие базовые знания. Сейчас о сексе говорят гораздо больше, чем в СССР, но внезапное возвращение «традиционных ценностей», казалось бы, побеждённых в 90-е и нулевые, сильно мешает серьёзному разговору с современных позиций, без гетеронормативности и стереотипов.

 


Оригинал статьи: Секс есть: Как пресса разговаривала о нём с подростками в СССР
Источник: wonderzine.com

Теги: подросток


Комментарии:
Добавить комментарий
Не показывать мой e-mail

новости партнеров
  • читаемые
  • комментируемые